Интервью с Александром Ложечкиным, руководителем департамента стратегических технологий в Microsoft Россия

  • В 2000 году окончил факультет радиотехники, электроники и связи Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения.
  • С 1999 по 2004 годы работал в компании Digital Design, где руководил группой разработки системы управления документами DocsVision.
  • В 2002 году стал участником программы Microsoft Regional Director.
  • В 2004 году защитил диссертацию в Петербургском государственном университете путей сообщения.
  • В 2004 году начал карьеру в российском офисе Microsoft на должности эксперта по технологиям разработки программного обеспечения.
  • С 2007 года является руководителем группы экспертов по технологиям разработки программного обеспечения.
  • С 2009 года занимает должность руководителя партнерского направления в департаменте стратегических технологий и позже становится руководителем департамента стратегических технологий (Developers & Platforms Evangelism) в Microsoft Россия

Станислав Горнаков:  Александр, здравствуйте! Рад, что не смотря на плотный график и загруженность в работе вы моментально согласились дать интервью для нашего журнала и отвечали на мои письма даже в выходные дни. Спасибо, что откликнулись, надеемся обрести в вашем лице постоянного читателя журнала MSDeveloper.RU.

Александр, давайте начнем с истории — это всегда очень познавательно и интересно. Вы пришли работать  в Microsoft из компании Digital Design на позицию Евангелиста, будучи Microsoft Regional Director. За что именно получили статус Microsoft Regional Director и чем занимались в самой Digital Design?

Александр Ложечкин:  Не уверен, что это может быть кому-то интересно, но буду рад поделиться. В компанию Digital Design я пришел на должность разработчика, еще учась на старших курсах института. Тогда ситуация на рынке труда сильно отличалась от нынешней, и найти хорошую работу было непросто, особенно не имея опыта. А для получения опыта нужно было найти хорошую работу, что создавало замкнутый круг. Опыта я набирался, работая на совершенно неоплачиваемой работе в одном из оборонных НИИ, но наилучшим способом разорвать замкнутый круг и получить хорошую работу для меня стала сертификация Microsoft. Освоив нужные технологии и успешно сдав экзамены, я стал сертифицированным системным инженером и разработчиком Microsoft, что стало для Digital Design хорошей рекомендацией. Уже позже, работая в Digital Design и Microsoft, я сдал еще много экзаменов и с уверенностью могу сказать, что подготовка и сдача экзаменов – это хороший способ систематизировать знания и расширить кругозор.

В Digital Design я работал разработчиком, системным аналитиком, руководил группой разработки продукта для документооборота DocsVision. В наше время технологии развиваются стремительно и это очень интересно: интересно изучать новые технологии, интересно рассказывать другим о том, что изучил сам. Постепенно я начал писать статьи, выступать на конференциях с рассказами о технологиях, написал книгу. Так случилось, что выбирая технологии для реализации своих проектов, я чаще всего останавливался на технологиях Microsoft, поэтому и рассказывал я о технологиях Microsoft. Моя активность не осталась незамеченной и российское представительство Microsoft номинировало меня на получение звания Microsoft Regional Director.

Microsoft RD – это звание, которым обладает около 100 человек во всем мире. Оно присваивается людям, наиболее активным в развитии сообществ в своих странах и развивающих User Groups. Программа RD для Microsoft – это хороший способ донести знание о своих технологиях до большой аудитории, возможность сделать это не от своего имени, а от имени независимого человека (а Microsoft не платит денег и не мотивирует RD иным способом). Так же RD имеют непосредственный контакт с продуктовыми группами и являются хорошим каналом обратной связи, сильно влияющими на то, какие продукты создает Microsoft, что очень ценно.

Вопрос:  Изучая историю, заметил, что практически все Microsoft Regional Director рано или поздно приходят работать в Microsoft. Тенденция?

Ответ:  Это не так, хотя многие бывшие RD действительно работают в Microsoft, но далеко не все. Скорее тенденция в том, что очень часто у людей увлеченных их хобби со временем становится их работой. Пока я работал в Digital Design, моей основной работой было создание приложений. Статьи, выступления и развитие сообществ было хобби. Сейчас наоборот: общение с техническими аудиториями и развитие сообществ стало моей работой (которая по счастливому совпадению остается и моим хобби), а программирую я в свободное время.

Вопрос:  Когда только пришли работать в Microsoft, что тогда входило в круг ваших обязанностей?

Ответ:  Я пришел в Microsoft на должность Developer Evangelist. Тогда наша команда была довольно маленькой, и я был единственным, кто занимался массовой аудиторией разработчиков программного обеспечения (еще были люди, которые занимались архитекторами, студентами и преподавателями, партнерами, системными инженерами, продвижением MSDN). Моей задачей было развивать сообщества (порталы, форумы, user groups), рассказывать о продуктах Microsoft разработчикам, организовывать конференции и другие мероприятия, выступать с докладами и писать статьи. То есть все то же самое, что я делал, как Microsoft RD, но теперь это стало моей работой.

Вопрос:  Когда шли на эту позицию, в целом понимали, чем будете заниматься? Все-таки тогда течение IT- евангелизма у нас было еще в зачаточном состоянии, да и само слово IT-евангелист в принципе было в диковинку.

Ответ:  Я к тому времени хорошо знал людей, которые тогда занимались этой работой в России и они хорошо знали меня, поэтому так получилось, что у меня не было даже собеседования при приеме на работу. Помню, что я был одним из первых, кто рискнул перевести его на русский, как «евангелист», что тогда было весьма непривычно.

Я очень хорошо понимал свою цель: сделать так, чтобы все технические специалисты в России были счастливы и могли бы себя реализовать. Я уверен, что Microsoft предлагает технологии, позволяющие достичь этой цели и очень здорово, что обладающая огромными ресурсами компания Microsoft, сильно вкладывается в развитие сообществ технических специалистов в России, помогая разработчикам и ИТ-профессионалам развивать свои знания и возможности и становиться успешными.

А понимание того, как реализовывать эту цель, рождалось на практике: пробуя разные способы и анализируя результаты. Microsoft, являясь огромной корпорацией, все еще сохраняет дух стартапа, что позволяет многое пробовать и придумывать, а не просто исполнять инструкции, придуманные в штаб-квартире.

Вопрос:  Как в те годы изнутри выглядел «русский» департамент Developers & Platforms Evangelism и сколько человек было в команде?

Ответ:  Нас было 8 человек, во главе с Алексеем Чубарем (сейчас он работает советником Ольги Дергуновой в ВТБ). Я отвечал за разработчиков, Андрей Крючков занимался маркетингом и продвижением MSDN/Visual Studio (сейчас он занимается продвижением Xbox 360, игр и Xbox Live в России). Андрей Терехов (сейчас он возглавляет DPE на Украине) отвечал вместе с Александром Гавриловым за студентов и преподавателей (Александр по-прежнему с нами, работает советником по вопросам образования). Олег Карачаров (сейчас возглавляет Microsoft Technology Center) занимался аудиторией архитекторов. Алексей Федоров и Дмитрий Мартынов отвечали за партнеров, чем они занимаются и сейчас.

Вопрос:  В те времена задачи, конечно же, были иные, чем сейчас, да и Интернет сообщество было другим. Развитие Интернета, современные коммуникации, социализация ‒ должно быть все эти технологии очень сильно внесли коррективы в вашу работу. Скажите, как сильно изменился рабочий процесс за эти годы?

Ответ:  Мне очень нравится одна цитата из книги Билла Гейтса «Бизнес со скоростью мысли», которую категорически рекомендую к прочтению, в ней содержится очень много полезной информации о том, как построить успешный бизнес и организовать работу компании. Цитата (за точность которой не ручаюсь, цитирую по памяти) о том, что люди часто склонны преувеличивать изменения, которые могут произойти за год, но при этом недооценивают изменения, которые могут произойти за 3-5 лет. Веб и онлайн являются отличными примерами того, как это произошло на наших глазах. Если разделять то, что мы делаем, на «онлайн» и «оффлайн», то тогда распределение было примерно 50/50: мы много работали с сообществами в интернете, форумами и блогами, развивали порталы MSDN и TechNet, но большую часть усилий тратили на организацию и проведение традиционных конференций и семинаров, работе user groups. Сейчас я бы сказал, что 80% наших усилий направлено на онлайн и 20% на оффлайн. При этом не могу сказать, что мы сейчас тратим на оффлайн меньше (с учетом того, что наши возможности с тех пор здорово выросли). Но при этом сейчас мы практически не проводим исключительно оффлайн мероприятий, практически все наши мероприятия транслируются в интернете, где их смотрят десятки тысяч человек, а в зале может сидеть при этом всего несколько сотен. А всего в 2007 году, когда мы первыми в России транслировали в прямом эфире в интернете доклады конференции Платформа, это выглядело чудом. Уже через 3 года это стало нормой.

Вопрос:  Но подбор Евангелистов по-прежнему такой же строгий и штучный?

Ответ:  Абсолютно. Люди – это самое ценное, что у нас есть. Поэтому и подход к отбору соответствующий. Есть очень простой принцип: всегда нанимай только людей, которые лучше тебя. И лучше половины тех, кто уже работает.

Вопрос: В первом номере журнала у нас было интервью с Владимиром Юневым, который совсем недавно стал Евангелистом Microsoft. После этого интервью мой почтовый ящик был просто завален письмами (в основном от MSP) с просьбами подробно рассказать о том, как можно стать Евангелистом Microsoft. Так как же стать Евангелистом Microsoft и что для этого нужно? При этом также стоит рассказать нашим читателям о том, какими именно достоинствами должен обладать человек, претендующий на позицию Евангелиста Microsoft.

Ответ:  Типичный успешный евангелист обладает тремя, очень часто несовместимыми качествами:

  1. Он является хорошим техническим специалистом, обладающим широким кругозором и глубокими знаниями в отдельных областях.
  2. Он является хорошим коммуникатором, умеющим хорошо налаживать контакт, как при общении 1 на 1, так и очень хорошо доносить свою мысль на выступлениях, в переписке и статьях.
  3. Он является хорошим организатором, способных увлечь за собой людей и организовать их совместную работу.

Мы всегда стараемся сделать так, чтобы на каждую открытую вакансию у нас было несколько кандидатов, каждому из которых мы были бы готовы сделать предложение, чтобы можно было выбрать лучших из лучших. Я с уверенностью могу сказать, что в результате мы имеем команду настоящих звезд, которыми я очень горжусь.

Вопрос:  Сколько сейчас  ребят работают в вашей команде в департаменте Developers & Platforms Evangelism?

Ответ:  Всего у нас 44 человека, но это не только евангелисты, у нас так же работают люди, организующие маркетинговые кампании, продвигающие средства разработки, управляющие различными программами, например BizSpark или Microsoft Innovation Centers.

Вопрос:  Очевидно, что каждый по отдельности Евангелист или группа Евангелистов отвечают за определенное направление, соответственно есть отдельные команды, курирующие ту или иную «ветку бизнеса», расскажите, пожалуйста, как команда Developers & Platforms Evangelism устроена изнутри.

Ответ:  У нас в департаменте есть 3 отдела: отдел по работе с партнерами, во главе с Дмитрием Марченко, отдел по работе с техническими аудиториями, во главе с Владом Габриелем, отдел маркетинга и продвижения средств разработки во главе с Ольгой Островской. Задача каждого из отделов отражена в его названии. Поскольку в Microsoft принят матричный стиль управления, помимо отделов у нас есть еще инициативы, набор которых обновляется каждый год в зависимости от текущих приоритетов. В этом году это инициативы:

  • Продвижение клиентских технологий: Windows, IE, WP7 во главе с Михаилом Черномордиковым.
  • Продвижение веб-технологий во главе с Гайдаром Магдануровым.
  • Продвижение облачных технологий во главе с Дмитрием Мартыновым.
  • Продвижение средств разработки во главе с Владимиром Егоровым.
  • Создание технических материалов во главе с Романом Здебским (который фактически является нашим «главным редактором»).
  • Содействие развитию локальной экосистемы разработки ПО (то есть стартапов) во главе с Михаилом Цыганковым.
  • Маркетинг для технических аудиторий во главе с Антоном Белоусовым.
  • Продвижение продуктов Microsoft через партнеров-разработчиков ПО во главе с Машей Гавриловой.

Но этими людьми не ограничивается список ключевых людей. Как я сказал, все наши люди являются настоящими звездами и у нас нет «неключевых» сотрудников.

Вопрос:  Гайдар Магдануров в своем недавнем интервью для одного из подкастов рассказывал о некоторой плоскости в модели Microsoft в отношении «начальник-сотрудник» и о «виртуальных сотрудниках» – это когда один человек находясь в одном департаменте, может отдавать часть своего рабочего времени нескольким другим департаментам. В случае с Евангелистами это «правило» также применимо?

Ответ:  Да, Microsoft имеет довольно «плоскую» структуру для компании такого размера. Для каждого подразделения есть 2 показателя, это: глубина организации, то есть число уровней от рядового сотрудника до Стива Балмера (у нас это число равно 7) и соотношение числа менеджеров к числу сотрудников (у нас оно тоже равно примерно 7). При этом структура является «матричной», когда помимо основной линии подчинения, есть еще дополнительные, условные линии. У меня, например, помимо моего руководителя в России, отвечающего за все направления деятельности в стране, есть «дополнительный», функциональный руководитель, отвечающий за евангелизм в регионе Восточной Европы. Так же часто организуются виртуальные команды для работы над тем или иным проектом. У виртуальной команды обязательно есть руководитель, а входить в нее могут сотрудники разных подразделений. Я при этом могу являться рядовым участником каких-то виртуальных команд, руководителем которых может быть, в том числе, и сотрудник моего департамента. То есть структура действительно очень гибкая и адаптирующаяся.

Вопрос:  У Евангелистов нет прямых продаж, следовательно, понять эффективность конкретно взятого человека очень сложно, как ведется общая метрика у вас в департаменте и что служит мерилом успеха?

Ответ:  Как говорил классик экономики и теории управления Петер Друкер, если вы не можете что-то измерить, вы не можете этим управлять. Очень правильные слова. В Microsoft построена очень сильная культура показателей и целей, т.н. balanced scorecard. У каждого подразделения Microsoft есть набор измеряемых целей, которые нужно достичь к концу года и есть цели по каждому месяцу. Для нашего подразделения такими показателями являются, например, число приложений в Windows Phone Marketplace или число переходов на страницы наших ресурсов в интернете. Есть большое число вспомогательных показателей, которые мы можем измерять, например число просмотров записи какого-то доклада или число загруженных SDK по какому-то продукту. Действительно, работу продавца измерить относительно просто: по количеству денег, полученных от проданного им товара. С работой евангелиста все немного сложнее, но найти хорошие метрики можно, хотя далеко не всегда. Например, можно точно измерить по анкетам на конференции, насколько тот или иной евангелист хорош, как докладчик. Или сколько человек скачали его доклад, или сколько человек читают его твиттер. И так далее. Используем мы и опросы аудитории, чтобы статистическими методами понять, насколько хорошо в нашей аудитории знают и используют наши технологии.

Вопрос:  И последний провокационный вопрос. Слышал краем уха, что зарплата у Евангелистов не очень большая, от того и текучка присутствует (но поговаривают, что бонусы не плохие), что в основном работают «за идею» и за возможную дальнейшую карьеру, что скажете?

Ответ:  Хороший вопрос. Отвечу так: работать евангелистом, не будучи увлеченным этим делом, вряд ли получится, так как эта работа требует абсолютной вовлеченности, иначе результатов хороших не будет. Рабочее время не нормировано, евангелистом нельзя быть с 10 и до 18 с перерывом на обед. Компенсация – достойная. Пока что у нас был только один случай, когда мы не смогли предложить человеку, которого хотели пригласить к себе на работу, компенсацию, которая бы его устроила. Система компенсации Microsoft построена на принципах «калибрации», когда работа каждого человека сравнивается с работой коллег, находящихся на том же уровне. Лучшие получают наибольшие бонусы и наибольшее повышение зарплаты. Пока случаев, когда он нас кто-то уходил из-за того, что ему или ей предложили лучшие условия компенсации, не было. «Текучка» очень небольшая, многие люди работают в нашем департаменте по многу лет (средний срок работы по нашей команде – больше 6 лет, и это при том, что наша команда за 7 лет выросла в несколько раз). При этом Microsoft предлагает много возможностей попробовать себя и за пределами нашего департамента, многие бывшие сотрудники (а я всегда говорю, что «бывших сотрудников DPE не бывает») работают в самых разных местах в Microsoft, и это здорово помогает в работе и позволяет людям реализовывать себя в самых разных областях.

Александр, большое спасибо за интересное интервью, был рад общению, уверен, что мы еще не раз встретимся на страницах журнала MSDevelo